Содержание материала

- Почему, на Ваш взгляд, не высока популярность данного исследовательского направления, если оно такое перспективное? Все дело только в сложности?

- Я думаю, с одной стороны, в сложности. Ведь чтобы этим заняться, надо поизучать предыдущие исследования, а для того чтобы их понять, надо иметь достаточно высокий уровень образования, то есть сразу со школы это понять нельзя и ты не можешь включиться в этот процесс. Но есть и другое: люди и даже ученые, которые этим занимаются, может быть, не очень понимают, для чего это нужно. Вот для чего нужны роботы, понятно: чтобы помогали или, например, если роботы – солдаты, чтобы воевали вместо людей. А создадим мы человека, который похож на настоящего человека – что с этим дальше делать, не очень понятно. Можно только фантастов спрашивать. С роботами понятно: они уже в некоторых квартирах убирают. А что делать с таким человеком, который близок к настоящему человеку, который принимает решения? Ведь он может принять решение, на кой черт мне мой создатель, дай-ка я ночью отрежу ему голову или еще что-нибудь. То есть какой следующий шаг, что дальше делать, если, допустим, решена эта проблема? В этом остается много непонятного, неизвестного - масса вариантов. И когда будет прорыв в этом направлении? Когда можно будет смоделировать сознание, чтобы существо, которое принимает решение, делало это сознательно, то есть оно понимало бы, что это оно принимает решение, а не какую-нибудь оптимизационную задачу решает.

- Но это все равно не умаляет значимость проблемы?

- Конечно, нет. В конце концов, а куда деваться? Это будущее развитие человечества. Если человечество пойдет в этом направлении, то оно рано или поздно столкнется с этой проблемой: а что же дальше делать.

- Велик ли интерес к разработкам такого рода со стороны общества, людей не занятых наукой, обывателей, бизнеса, государства?

- Я так думаю, что не очень велик. Это примерно так же интересует людей, как фантастика, на уровне бытового любопытства что ли.

- Грустно, что у государства интерес на уровне бытового любопытства.

- Ну, что такое государство? Оно ж состоит из тех же людей.

- Где, как Вам кажется, выше интерес к данному направлению исследований, у нас или на Западе, или, быть может, на Востоке?

- Больше интерес, конечно, на Западе. Я имею в виду Америку и Западную Европу,  то есть наиболее развитые в научном отношении страны. Хочешь не хочешь, но мы вынуждены признать, что пока это Запад. Хотя восточные страны - Китай, в первую очередь - стараются тянуться. Я не большой специалист в таких вопросах, но мне кажется, что, условно говоря, в западной цивилизации творческая компонента больше, чем в восточной цивилизации. Восточная цивилизация более консервативная, более традиционная, там традиции очень важны, они чуть ли не на первом месте. Творческая компонента там, конечно, есть: порох придумали те же китайцы, или бумагу, - так что нельзя сказать, что творческая компонента там отсутствует. Но в целом, если посмотреть на всю историю, где была сделана основная масса открытий? Вот упомянутый Фарадей, например, он же не китайцем был. Так что, отвечая на этот вопрос, я могу сказать, что раз творческая компонента там выше, то соответственно интерес к этому тоже там выше, чем у нас. А российский менталитет находится где-то посредине: частично там, частично там, - но все-таки творческая компонента нам ближе западная. Так что я думаю, у нас… у нас вообще сейчас наука не в почете, к сожалению. На нее мало денег выделяется, и народ плохо поддерживает науку, научные разработки, разве что какую-то часть. Ну, запустили сейчас новую ракету, но это один небольшой успех. И если посмотреть в целом, конечно, наши ученые не считают, что они являются элитой общества. А ученые должны быть элитой общества. Вообще творческие люди - композиторы, художники, романисты и другие - должны быть элитой. Ученые – это творческие люди в первую очередь. А сейчас в России ученые отнюдь не элита, они где-то на задворках.

- Понятно. А когда, на Ваш взгляд, ученые могут создать убедительную комплексную модель человеческого поведения? Это вопрос десятилетий, столетий или, возможно, ближайших лет?

- Я думаю, что ближайших десятилетий. Не скажу, что ближайших десяти или двадцати лет, но в пределах лет пятидесяти. То есть те, кто родился уже сейчас, будут это наблюдать. Почему я так думаю? Мне так кажется, потому что сейчас прогресс в этом направлении идет быстро - быстрее, чем шел раньше - в частности из-за того, что те же компьютеры быстро развиваются. Достаточно скоро могут появиться квантовые компьютеры, которые будут быстрее, чем сегодняшние суперкомпьютеры. Будут специально создаваться языки для моделирования, то есть не надо будет сложные программы писать, а достаточно будет чуть ли не на словах дать приказ. Я так думаю, что это может произойти в пределах тридцати-пятидесяти лет - не пяти, конечно, не десяти, но тридцати-пятидесяти вполне может быть.

- Что бы тогда Вы ответили скептикам, полагающим, что все работы в данном направлении по большому счету обречены на неудачу на нынешнем этапе нашего развития?

- Во-первых, я не знаю таких скептиков, которые твердо считают, что тут все обречено на неудачу. Ведь скептики бывали всегда, и все они были посрамлены. Допустим, пересадка сердца. Скептики считали, что это невозможно, а, пожалуйста, сейчас его легко пересаживают. Сейчас скептики считают, что уж мозг пересадить точно нельзя. Кто его знает... А в России всегда есть скептики, и в нашей теме, которую мы обсуждаем, тоже есть скептики, которые скажут: все равно ничего у вас не получится, это будет примитивная модель. Но модель все время совершенствуется, на каждом следующем шаге становится все более сложной и не видно предела или потолка, в который она уткнется и дальше уже ничего нельзя будет сделать. А скептики, ну, они есть всегда.

- Правильно ли я понимаю: волков бояться в лес не ходить?

- Ну, конечно, да. Это направление явно перспективное и не видно в нем каких-то тупиков.

  • Комментарии не найдены
Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться

© 2015 humanmodel.ru