Содержание материала

ИМЕЮЩИЕСЯ КОМПЛЕКСНЫЕ МОДЕЛИ ЧЕЛОВЕКА

Существует множество моделей, содержащих словосочетание «модель поведения» в своем названии, но подавляющее большинство из них – это частные модели, которые воспроизводят лишь очень узкие аспекты поведения.

Я попытался выбрать модели комплексного представления человека. Получившийся список, безусловно, не исчерпывающий, и будет расширяться (в том числе благодаря отзывам). Но как бы то ни было, если моделей, которые описывают отдельные аспекты поведения, восприятия, принятия решений человека очень много, то моделей, пытающихся представить человека комплексно, так запросто и не сыскать.

1. Научные модели.

1969.

intro4

Рисунок 4. Г. Саймон. «Науки об искусственном».

Начать, пожалуй, стоит с Герберта Саймона (Саймон, 2004). Саймон не предложил никакой модели в том смысле, о котором говорилось выше, но Саймон выступил глашатаем новых возможностей и устремлений в период появления первых ЭВМ. Он был уверен в «исключительной роли, которую машинное моделирование может сыграть в качестве инструмента, позволяющего глубже понять человеческое поведение. Действительно, если именно организация элементов, а не их физические свойства в основном определяет поведение и если машины в известном смысле организованы наподобие человека, то машина представляет собой естественный "полигон" для исследования того, насколько верны различные предположения об организации человеческого поведения» (Саймон, 2004, с.32).

Рассуждения Саймона чрезвычайно общи и абстрактны, но они таковы не затем, чтобы замаскировать пустоту, а потому что Саймон хотел на высоком уровне абстракции найти параллели между естественным миром и искусственным, в частности между человеком и компьютером. Он рассматривал компьютер как объект, организованный подобно человеку, а человека воспринимал механистически.

У Саймона не было единой модели человека. Более того, он писал, что «в том, что касается принципов своего поведения, человек весьма прост. Кажущаяся сложность его поведения во времени в основном отражает сложность внешней среды, в которой он живет» (Саймон, 2004, с.36). Но при этом он говорил о механизме выбора, об устройстве человеческой памяти, о важности целей, о логике поиска (чем сейчас преимущественно занимается искусственный интеллект), т.е. о тех элементах, без которых невозможно сегодня представить модель человека.

1972.

intro5

Рисунок 5. Р. Акофф, Ф.Эмери. О целеустремленных системах.

Рассел Акофф и Фред Эмери (Акофф, Эмери, 2008) попытались «предложить подход к человеческому поведению как к системе целеустремленных (телеологических) событий» (Акофф, Эмери, 2008, с.11). Авторы, по сути, вывели все свои рассуждения из теории ожидаемой полезности, взятой в редакции Дж. фон Неймана и О. Моргенштерна. Ключевыми элементами теории Акоффа и Эмери стали цель субъекта и выбор им действия, основанный на вероятности результата этого действия, рассчитываемого по формуле, P(Oj)=SiPiEij, где Оj - возможные результаты действий, Рi - вероятности выбора действия, Еij - эффективность каждого возможного способа действия по каждому возможному результату. Что привело авторов к ожидаемому понятию удельной ценности:, EV=SiSjPiEijVj, где, Vj - удельные ценности каждого результата для данного субъекта.

Восхитительно то, как остроумно авторы описали на основе такой скудной идейной базы такие разнообразные и сложные аспекты человека, как черты личности, имеющиеся знания, механизм выбора (в частности действий), понимание, восприятие, интеллект, стремления, память, чувства и даже сознание.

Тем самым они предложили действительно комплексную и если не всестороннюю, то уж точно многостороннюю модель человека. Впрочем, есть большое «но»: теория получилась чересчур абстрактной и даже сами авторы признали затруднительность (если вообще возможность) применения своей теории к реальности (Акофф, Эмери, 2008, с.161). Возможно, именно благодаря высокой степени абстрактности их модель человека получилась такой цельной и непротиворечивой.

2006.

intro6

Рисунок 6. А.Л. Шамис. Пути моделирования мышления.

В начале 21 века Александр Львович Шамис (Шамис, 2006) предпринимает свою попытку создать комплексную теорию поведения человека (хотя сам он ее называет теорией мышления), признавая, что «перспективы полного решения проблемы до сих пор являются весьма отдаленными» (Шамис, 2006, с.8).

Шамис исходит из того, что целью поведения является «максимизация времени пребывания системы внутри условной области существования, определяемой как область допустимых значений регулируемых переменных» (Шамис, 2006, с.29) (это так называемый принцип maxT), а не экономия ресурсов (энергии, вещества и т.п.) и не принципы максимума энтропии или максимума информации. При этом живой организм не пытается сохранить неизменной внутреннюю среду, испытывающую влияние внешней среды, а наоборот пытается создать неравновесие, преследуя свои цели, которые находятся во внешней среде в соответствии с принципом устойчивого неравновесия Бауэра. Шамис уверен, что «в природе все делается оптимально, [...] нужно только понять, что экономит природа в объектах и явлениях» (Шамис, 2006, с.27).

В рамках своего подхода автор затрагивает проблемы восприятия, моделирования нейронных механизмов мозга и мышления, эмоций, творчества.

Шамис пытается представить задачи моделирования не в абстрактном математическом вакууме, а увязать их с нейронными процессами, касаясь проблемы носителя мышления. Для мозга в качестве высшего регуляторного принципа может выступать «одна из генетически заданных потребностей - оптимизация функционального состояния нейронов и нейронной сети в целом. Одним из средств оптимизации является гашение стабильных очагов возбуждения, возникающих в мозге как при возникновении первичных и вторичных потребностей, так и при недостаточности информации для решения задач поведения и восприятия» (Шамис, 2006, с.141).

Модель Шамиса не выглядит такой уж отстраненно абстрактной: она опирается на работы И.П. Павлова (теорию условно-рефлекторной деятельности), А.А. Ухтомского (принцип доминанты), П.К. Анохина, И.С. Беритова, Н.А. Бернштейна, Д.Н. Узнадзе (их модели среды), П.К. Анохина (теорию функциональных систем). Хотя многие формулировки в ней по-прежнему чрезвычайно общи, например, формальная постановка задачи (Шамис, 2006, с.31).

Слабость принципа maxT, отстаиваемого Шамисом, в том, что он годится, главным образом, для биологических потребностей. У человека есть другие потребности, для которых возможен выход за пределы границы без риска умереть. Более того, для них человек может сам устанавливать границы или границ может вовсе не существовать (например, каковы границы потребности в любви или красоте?).

  • Комментарии не найдены
Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться

© 2015 humanmodel.ru